16:38 

Цитаты. Warhammer 40000. Уильям Кинг. "Коготь Рагнара"

Moro Mariott
Потомок французских корсаров
Уильям Кинг КОГОТЬ РАГНАРА


— Однако здесь слишком много людей, которые могли бы... Одним словом, вопрос, с которым я хотела бы обратиться, настолько важен, что...
— Если ты не доверяешь кому либо из своих людей, прогони их прочь! — прогремел Гримнар.
На щеках женщины проступил румянец, и легкая гримаска раздражения стала отчетливее: судя по всему, она решила, что Великий Волк непроходимо туп.
— То есть не...
— Я знаю, что ты имеешь в виду, — сказал Гримнар, и на сей раз голос его был исполнен власти и ледяного холода; то был голос вождя, имеющего дело с послом, позволившим себе дерзость.
— Независимо от важности вопроса, с которым ты обращаешься, ты можешь смело говорить в присутствии любого из моих воинов. Ты можешь доверять им так же, как мне. И пусть Инквизиция хранит тайны от самой себя.


Молодой Волк оторвал половину цыпленка и отправил ее в рот, запив большим глотком эля. Заметив удивленный взгляд женщины инквизитора, Волк вдруг смутился, закашлялся, и все, что он еще не успел проглотить, полетело прямо в сидящего напротив Свена.
— Ты когда нибудь научишься, Грохочущий Кулак?! — рявкнул Свен. — Пей молоко, если эль для тебя слишком крепок!
— Что ж, возможно, ты прав. Но сперва попробуй перепить меня, и если я окажусь под столом раньше, то будь по твоему, — произнес Рагнар, бросив взгляд на женщину инквизитора.
Заметив, что ее внимание вновь обращено на Стернберга и Великого Волка, он был несколько разочарован. Но тут же заметил, что на него пристально смотрит Ранек. Рагнар поспешно отвернулся.
— Звучит как пари, — произнес Свен. — Но я бы не хотел заставлять ни одного из Волков отказываться от эля ни за что на свете. Это было бы наказанием хуже смерти.
— Ты боишься? — спросил Рагнар.
— Только за тебя. Я приму твой вызов, но лишь в случае, если проигравший будет пить одно молоко в течение всей следующей недели. Надеюсь, ты не хочешь последовать примеру Торвальда.
Рагнар счел такое предложение справедливым. Это означало, что никто не рискует подвергнуться ужасной участи не прикасаться к элю всю оставшуюся жизнь, наказанию, которое было бы жестоким мучением для любого Космического Волка. За всю историю Ордена лишь один человек понес столь суровую кару, некий Торвальд Кроткий, и говорили, что он впоследствии сошел с ума.

На столе находился светящийся шар, один из тех вечно горящих древних огней, которые можно было увидеть повсюду в покоях Великого Волка. Только этот шар был укреплен в черепе какого то подозрительного инопланетного человекоподобного монстра. Рядом с этим странным артефактом лежали рукописные свитки и перья с вечно пишущими наконечниками. Ранек проследил за удивленным взглядом Рагнара и догадался, что его так заинтересовало.
— Орк, — сказал он, глядя на череп. — Этот зеленокожий — первый убитый мной ксенос. Я взял его череп как трофей и собирался использовать в качестве пиршественной чаши.
Рагнар бросил на старика восхищенный взгляд. Никогда прежде он не слышал рассказа об этом.
— Но оказалось, это не очень хорошая идея. Эль вытекает через глазницы, что, согласись, весьма неудобно.

— Я лишь Кровавый Коготь, и мне известно не так уж много тайн.
— В таком случае ты не сможешь выдать их, не так ли? — улыбнулся Ранек.
После этих слов Волк перестал себя сдерживать и от души рассмеялся, по достоинству оценив хитрость старого жреца.
……….
— Ну вот и хорошо, — произнес Ранек. — Будь открытым с ними. Покажи им все, что они попросят, и расскажи обо всем, что знаешь.
— Обо всем?
Ранек кивнул и широко улыбнулся.

— Рунных камней миллионы, Кровавый Коготь, а указанные в каталогах данные — не все достоверны. Трудно сказать, сколько времени могут занять подобные процедуры, поэтому самое лучшее, что ты мог бы сделать сейчас, — это набраться терпения и.ждать. То же самое относится и к нашим гостям.
— Буду иметь это в виду, — ответил Рагнар хмуро. — А еще буду надеяться, что люди Аэриуса, что умирают сейчас, тоже смогут набраться терпения. Возможно, судьба целого мира висит на волоске.
— Когда ты доживешь до моих лет, юноша, то, быть может, поймешь, что каждую минуту судьба какого нибудь мира висит на волоске, — фыркнул архивариус.

— И сколько же может потребоваться? — Она буквально впилась в Волка взглядом своих зеленых, кошачьих глаз.
Исаи была почти одного с ним роста, с коричневой кожей, вздернутым носом и пухлыми губами. Ее черные волосы слегка поблескивали. Пожалуй, это была самая экзотическая и прекрасная женщина из всех, что когда либо встречались Волку. Вот только в этот момент в ней почему то не было совершенно ничего привлекательного.
— Я могу понять, почему ты инквизитор, — ответил Рагиар. — Ты настойчиво гнешь свою линию.
— А ты опять стараешься уйти от ответа.
— Ответ прост, леди: я не знаю. Я не архивариус, и в мои обязанности входит лишь выступить в роли вашего проводника здесь.
— И нашего сторожевого пса.
Рэгнар уставился на нее, на несколько мгновений потеряв дар речи. Оскорбительно звучали не только сами слова, но и тон, которым они были произнесены.
— Ты ответила бы за это, будь ты...
— Будь я мужчиной?
Несмотря на накатившую на него волну гнева, Рагнар едва не улыбнулся. Это было именно то, что он собирался сказать сейчас. Женщины на островах его родины никогда не сражались, поэтому он и понятия не имел, как следует держаться с женщиной, ведущей себя так, словно она ровня любому воину. Не найдя подходящих слов, Волк лишь что то утвердительно пробормотал.
— Я бы не стала останавливать тебя, — произнесла она, — поскольку обучена сражаться. Это моя работа.
— Не сомневаюсь. Однако подобный поступок был бы весьма грубым нарушением гостеприимства. У нас не принято убивать гостей.
— Ты уверен, что смог бы убить меня?
— Да. — В голосе Волка не было ни угрозы, ни вызова, лишь простая констатация факта. — Я Космодесантник.

Когда равновесие нарушено, для полной победы остается лишь развить успех. Главное, идти до конца и не сомневаться в своих силах, ведь обычно проигрывает тот, кто первым теряет веру в себя.

Уже в следующее мгновение приглушенный крик вырвался из груди инквизитора. Все произошло слишком быстро. Она даже моргнуть не успела, как почувствовала стальные пальцы Волка на своей шее. Учитывая его сверхчеловеческую силу, единственное, что оставалось теперь сделать, — чуть чуть сжать пальцы.
— Теперь я могу убить тебя, — прошипел он, — и ты ничего не сможешь противопоставить моей силе. Однако это было бы не очень гостеприимно, — добавил Волк после небольшой паузы, снимая руку с горла своей жертвы и отстраняясь.

Просто когда становишься псайкером, начинаешь несколько иначе смотреть на вещи. Открываются истины; о которых обычные люди могут лишь смутно догадываться. Одна из них заключается в том, что окружающий нас мир на самом деле не совсем такой, каким мы его привыкли видеть. Точнее, то, что мы видим, — лишь одна из множества его граней, и то, какая именно из них перед нами в данный момент, зависит только от нас.

К сожалению, когда люди чрезмерно хитры, то готовы видеть коварство и хитрость везде, даже там, где их на самом деле нет, подумал Рагнар.

Рагнар улыбнулся, но уже через мгновение почувствовал, как улыбка сама собой сползает с лица от внезапно осенившей его догадки. Конечно, инквизитор говорил правду, он действительно не забудет этот миг, но не из за особенной красоты и величия, а просто потому, что он вообще никогда и ничего не забывает. Это одно из его профессиональных качеств, выработанных и развитых так же, как, например, у Волка — чутье.

— Рыбная каша и черный хлеб, — произнес Рагнар, не обращаясь ни к кому конкретно.
— Верно, неплохой заряд для газовой атаки, — бодро откликнулся Свен.
Во мраке его глаза горели словно два уголька. Все Кровавые Когти, недавно прошедшие инициацию, испытывали определенные трудности, адаптируясь к живущему в них Духу Волка. Выражалось это у всех по разному. Свен, например, постоянно был голоден.
— Сомневаюсь, что мощность двигателей этого корабля намного больше, — прошептал Нильс, сидящий позади Рагнара.
— Тебе просто завидно, — пробурчал Свен, — потому что у тебя нет такой силы.
— Свен проверяет готовность своего секретного оружия, которое он использует в борьбе с ксеносами, — сказал Рагнар. — Выживших не будет.

— Два человека убиты! Четырнадцать госпитализировано! Пятеро из них — в критическом состоянии, а четверо временно нетрудоспособны. Что вы на это ответите?! — выговаривал командующий Гал тоном, не обещающим ничего хорошего.
— Я думал, мы убили больше. Я, должно быть, становлюсь сентиментальным, — произнес Свен презрительно, осматривая спартанскую каюту командующею.

На самом деле, правильно поставленный вопрос — это уже добрая половина ответа.

Удивительно, но, несмотря на свою огромную массу, орк проявил удивительную прыть. Его голова резко повернулась на плечах, словно на шарнирах, а затем развернулось и все тело. Гигант вскинул топор, чтобы отразить атаку. Он двигался очень быстро, и скорее всего, если бы ему пришлось иметь дело с кем то другим, у него были бы шансы, но... На его жизненном пути возник Космический Волк, и это означало только одно: жизненный путь подошел к концу.

— Храмы огромны, — произнес Тефис. — За множество лет они опустились глубоко под землю. Пирамиды, которые вы видели на поверхности, лишь малая часть в сравнении с тем, что находится под ними. Мы могли бы скрыться здесь и ждать в течение многих месяцев, не рискуя быть обнаруженными.
— Да, но как тут с едой... — пробормотал Свен озабоченно.
— Насчет еды не знаю, а вот сушеного мяса здесь, похоже, вдоволь, — отозвался Нильс, указывая на трупы. — Да пошутил я! — торопливо добавил он в ответ на возмущенное пыхтение инквизиторов и маленького монаха.

Рагнар не мог пока вынести собственного суждения. С одной стороны, ему, конечно, хотелось ринуться в бой и одержать победу — это будет великий подвиг, который многие века будет жить в сагах, если... Вот только это «если»... Подвиг очень легко превращается в самоубийственную глупость, если необоснованно рисковать и пренебрегать здравым смыслом. Это один из важнейших постулатов, которые на протяжении всего обучения на Фенрисе старались вложить в голову молодых Космических Волков их учителя.

Отовсюду неслись крики и вопли. Небо над городом то и дело рассекали летательные агрегаты орков.
— Куда дальше? — спросил Рагнар Кару Исаи.
— Продолжай двигаться в том же направлении, — ответила она, — я скажу, когда повернуть.
— Послушай, Рагнар, — подал голос Свен. — Ты выглядишь как идиот. Особенно, конечно, шлем впечатляет.
— Ну что ты, Свен, — отозвался Рагнар. — По сравнению с тобой я выгляжу героем саги. А ты и без шлема выглядишь как идиот.

— Когда мы таранили их, мне показалось, они поняли, что мы не те, за кого себя выдаем, — произнес Свен.
— Да что ты говоришь?! — изумился Рагнар. — А я подумал, что им просто не понравились наши физиономии!
— Надеюсь, с наступлением темноты мы сможем двинуться дальше, — сказал Свен.
— Лично я с нетерпением жду этого момента, — отозвался Нильс.
— Я бы тоже не отказался поскорее убраться отсюда. Хотелось бы найти что нибудь съедобное, — поддержал разговор Свен. — Крыса, которую мне удалось поймать утром, была совсем маленькая.
— Это в твоем духе, Свен, не поделиться с товарищами, — ответил Нильс. — Я бы не отказался от куска жареного мяса, но что то не припомню, чтобы мне кто то предлагал.
— Видишь ли, когда я его ел, оно не было жареным. Оно, по моему, до сих пор живое и бегает у меня в желудке, разжигая аппетит!

— Здесь никто не любит нас, — сказал Свен. — И я рад, что вы наконец то это заметили.
— Не скажи, — возразил Нильс. — Люди всегда радуются моему появлению, вот только физиономия Свена их пугает.

— Ну дела! Я вижу, Рагнар теперь — любимчик не только девчонки инквизитора, но и сержанта, — усмехнулся Нильс. — Я уже не рассчитываю и на сотую часть его славы.
— Ну... кто то ведь должен быть героем, — съязвил Рагнар. — Но не волнуйся, надеюсь, что в сагах, сложенных в мою честь, будет упомянуто, что меня сопровождали три верных товарища, которые чистили и чинили мои доспехи.
— Я представляю, — сказал Нильс. — Сага о Раг наре! Волнующий рассказ о подвигах воина, который геройски пал, когда его шея сломалась под тяжестью собственной тупой башки.
— Чье постоянное хвастовство так раздражало его верных товарищей, что они придушили его во сне, — злобно добавил Стрибьорн.
— Который дрых на диване, пока его товарищам приходилось делать всю грязную работу, — добавил Свен.
— Хорошо знать, что думают о тебе твои друзья, — сказал Рагнар. — А теперь, если ты, конечно, не возражаешь, Свен, как насчет еще одной кружечки эля?
— Да, конечно, мой господин, — ухмыльнулся Свен, выливая эль Рагнару на колени.
— А как же закусить? — раздался заботливый голос Нильса, и в лицо Рагнару полетел увесистый кусок сыру.
За несколько секунд закуска и выпивка разлетелись во все стороны под аккомпанемент дикого хохота Кровавых Когтей.

при встрече с неизвестным Космодесантник всегда готов к бою.

Почему, несмотря на то что в наши мозги заложен одинаковый объем информации, лучше всех нахожу еду именно я? — Свен выдержал паузу, словно ожидая ответа, а не получив его, продолжил: — Да потому, что важно не то, сколько информации набито в твою голову, а то, как ты сумеешь ею распорядиться. Это же очевидно! Поэтому я использую мою голову, чтобы найти еду, а вы — чтобы объяснить, почему вам этого не удалось.

Случается так, что долг нередко ведет нас туда, куда нам не хотелось бы идти, и заставляет делать вещи, которые мы никогда не стали бы делать по доброй воле.

— Мы убьем тебя, если ты только попытаешься двинуться с места! — отважился вступить в разговор Нильс.
— Что за милый, но глупый мальчик! — обратил демон свой взгляд на Кровавого Когтя. — Впрочем, ты мне нравишься и я окажу тебе честь, приняв к себе на службу раньше твоих товарищей. Говорю же вам, — продолжал демон, обращаясь уже ко всем остальным, — я демон Властелина Нургла, Бочулаз. Если бы вы обладали вдесятеро большими силами, возможно, и сумели бы разрушить эту Пирамиду и отправить мою сущность в пространство варпа, откуда я и пришел в ваш мир, но уничтожить... Даже ваш Император оказался не способен на это. Мы встретились однажды... Неплохой парень, только слишком строгий и не в меру злопамятный.

— Ты все больше напоминаешь орка, — произнес Рагнар.
— Уверяю, ты выглядишь ничуть не лучше, — ответил Кровавый Коготь. — Кстати, некоторые трупы, которые встречались нам, имели более здоровый вид.
— Да, власть Хаоса здесь сильна, — произнес Стрибьорн.
В ответ на эту реплику Свен разразился идиотским хохотом:
— Да ты просто раскрыл нам глаза! Без твоей проницательности мы ни за что не догадались бы об этом!

@темы: цитаты

URL
   

Мы не люди

главная